lib.vvsu.ru/books Название: Человек и его потребности
Автор: Бережной Н.М., редактор: Диденко В.Д.
winkoilat 
ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ

ОБЛОЖКА
ВВЕДЕНИЕ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИМЕЧАНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ
Резюме по книге Н. Бережного "Человек и его потребности"

4. От потребности к деятельности

Наконец, мы подошли вплотную к определению потребности, ее роли в мире человека, способов и механизма ее реализации.

В специальной литературе, посвященной потребностям, можно встретить глобальное определение потребности.

Так, в книге М. П. Ершова "Потребность человека" (1990 г.) без какой-либо аргументации утверждается, что потребность - первопричина жизни, свойство всего живого. "Потребностью я называю специфическое свойство живой материи, - пишет П. М. Ершов, - отличающее ее, живую материю, от материи неживой".59 Тут есть налет телеологизма. Можно подумать, что коровы пасутся на лугу, обуреваемые потребностью напоить молоком детей, а овес растет потому, что надо кормить лошадей.

В настоящем разделе речь пойдет исключительно о человеческих потребностях.

Оптимальное определение потребности дано в. "Философском энциклопедическом словаре" (М. 1983). "Потребности - нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности" (стр.518).

В этом определении потребности стержневым моментом является указание на то, что потребности - сегмент внутреннего мира человека, неосознанный побудитель активности. Поэтому потребность не является структурным элементом акта деятельности, она не выходит за пределы соматического бытия человека, относится к характеристике душевного мира субъекта деятельности.

Потребности и желания - понятия однопорядковые, но не тождественные. Желания отличаются от потребности легковесностью своего статуса в душевном мире человека. они не всегда совпадают в необходимости устойчивого функционирования к жизнестойкости организма и человеческой личности, и поэтому относятся к сфере иллюзорной мечты. Можно, к примеру, желать быть вечно молодым или быть абсолютно свободным. Но нельзя жить в обществе и быть свободным от общества.

Есть желание быть раскрепощенным от норм морали и права, но это желание противоречит потребности социальной сущности человека. Всякая потребность побуждает человека на действия по ее реализации. В этом смысле деятельность есть способ реализации побудительных жизненных сил человека в социально-значимых формах и опосредованиях.

Переход от потребности к деятельности есть процесс овнешнения потребности, овнешнения субъекта деятельности, такое состояние, когда субъект переходит из состояния бытия в себя-бытия в бытие для себя бытия. Механизм этого перехода включает несколько моментов. Первый: выбор и мотивация предмета потребности. Мотивация - обоснование предмета для удовлетворения потребности. Например, вам надо приобрести летнее платье. Во-первых, платье должно быть не настолько длинным, чтобы быть привлекательным и не настолько коротким, чтобы быть респектабельным: во-вторых, расцветка платья должна гармонировать с цветом ваших волос, глаз, с цветом вашего лица; в-третьих, платье должно выпячивать выигрышные места вашего тела и скрывать невыигрышные (сутуловатость, очень короткие или узловатые ноги); в-четвертых, наличие в кошельке денег и др. Только после этого вы покупаете платье. Не допускайте немотивированных действий. Второе. При переходе от потребности к деятельности потребность трансформируется в цель и интерес, которые можно кратко обозначить как осознанную потребность. "Интерес есть всесильный волшебник, изменяющий в глазах всех существ вид всякого предмета, - писал Гельвеций К. (К. А. Гельваций. Об уме. М. 1938, с. 34).

Гегель подчеркивал несводимость интереса к грубой чувственности, к естественной природе человека. "Ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что действия людей вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов... и лишь они играют главную роль".60 Интерес, по Гегелю, есть нечто большее, чем содержание намерений, целей, он у него связан с хитростью мирового разума. Интерес связан с потребностями опосредовано через цель.

Марксизм выделяет в интересе объективный и субъективный аспект, рассматривая их в единстве. Объективным в интересе является положение человека в обществе, его вхождение в класс или социальную группу, его имущественное состояние. У чистильщика сапог не возникает интереса стать президентом страны, у современного нувориша, киллера нет интереса выходить на демонстрации, митинги, голосовать за коммунистов на выборах. Нет такого интереса и у процветающего банкира или коммерсанта. У молодой девушки не может быть интереса выйти замуж за престарелого мужчину, а если и появится, то лишь с субъективным корыстным мотивом.

Субъективное в интересе - все то, что мотивировано личностным пристрастием - пылкая любовь, оригинальный вкус, индивидуальная склонность к предмету потребности. Интерес - явление общественное, он - тот стержень, который консолидирует людей в большие социальные группы, классы и побуждает людей к массовым действиям. Когда говорят о среднем классе как группе людей, объединенных одинаковыми доходами, то это блеф, потому что не может быть единства интересов бизнесмена и рабочего, получающих примерно одинаковый доход. Не может быть у них и единого действия, а именно этого хотят добиться те, кто разглагольствуют о среднем классе.

Классовый интерес лежит в основе любой идеологии. "Идея" неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от "интереса".61

В. И. Ленин писал, что "люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов".62 Интерес - движущая сила революции, гражданских и межнациональных войн и конфликтов, реальная причина социальных действий. Интерес настолько абстрагирован от акта деятельности, что он не входит в структуру акта деятельности, а является долговременным ориентиром деятельности. Таким же долговременным основанием спешной деятельности являются способности.

Способности - индивидуальные особенности личности, являющиеся субъективными условиями спешного осуществления определенного рода деятельности. Как некоторая данность, присущая индивиду реально, а не как желание, способность в структуре деятельности представлено как средство, служащее достижению цели. Способности - не изначально данная индивиду по наследству привилегия. Они прижизненно формируются индивидом напряженным трудом над собой и, прежде всего, обучением, ориентированным на избранный вид деятельности. Способности - главная черта любого профессионализма.

Качественный уровень развития способностей выражается в понятиях таланта и гениальности.

Талант - такая совокупность способностей, которая позволяет получить результат деятельности, отличающийся новизной, высоким совершенством и общественной значимостью.

Гениальность - высшая ступень развития таланта, позволяющая осуществить принципиальные сдвиги в той или иной сфере деятельности. Хорошо сказал Энгельс о различии таланта и гения, сравнивая свой и Маркса вклад в формирование марксизма как теории.

"То, что внес я, Маркс мог легко сделать и без меня, за исключением, может быть, двух-трех специальных областей. А того, что сделал Маркс, я никогда не мог бы сделать. Маркс стоял выше, видел дальше, обозревал больше и быстрее всех нас. Маркс был гений, мы в лучшем случае - таланты. Без него наша теория далеко не была бы теперь тем, что она есть. Поэтому она по праву носит его имя".63

Развитие способностей - неотъемлемое условие всестороннего развития личности. Но даже многостороннее развитие способностей не может быть гарантией гармоничного развития личности, если индивид не достиг совершенства в какой-либо одной, определяющей сфере деятельности.

Формирование способностей - главная задача, которую решает каждый студент в годы обучения в вузе. Но решение этой задачи напрямую зависит от успеха формирования студента как личности, как гражданина своей Родины.

 

Глава 4. Классификация потребностей

Было бы заманчивым распределить все потребности по группам, в соответствии с которыми выделить в обществе социальные классы и группы, организовать материальное производство с целью удовлетворения всех потребностей людей. Но ближайшее ознакомление с природой человеческих потребностей, с их неустойчивостью и чрезвычайной подвижностью убеждает нас в иллюзорности такой попытки.

Плюрализм потребностей определяется многогранностью человеческой природы, а также многообразием условий (природных и социальных), в которых они проявляются.

Трудность и неопределенность выделения устойчивых групп потребностей не останавливает многочисленных исследователей искать наиболее адекватную классификацию потребностей. Но мотивы и основания, с которыми походят различные авторы к классификации, совершенно разные. Одни основания у экономистов, другие - у психологов, третьи - у социологов. В итоге получается: каждая классификация - оригинальна, но узкопрофильна, непригодна для общего употребления. Так, например польский психолог Обуховский К. насчитал 120 классификаций. Сколько авторов, столько и классификаций. П. М. Ершов в своей книге "Потребности человека" считает наиболее удачными две классификации потребностей: Ф. М. Достоевского и Гегеля.

Не вдаваясь в обсуждение вопроса, почему Ершов находит сходство у двух совершенно далеких друг от друга по интеллектуальному развитию и интересам людей, рассмотрим вкратце содержание этих классификаций как их представил П. М. Ершов.

Достоевский делил множество интересов и потребностей людей по усложнению их содержания на три группы:

1. Потребности в материальных благах, необходимые для поддержания жизни. 2. Потребности познания. 3. Потребности всемирного объединения людей.

У Гегеля 4 группы: 1. Физические потребности. 2. Потребности права, законов. 3. Религиозные потребности. 4. Потребности познания.

Первую группу, по Достоевскому и по Гегелю, можно назвать потребностями витальными; третью, по Достоевскому, и вторую, по Гегелю, - потребностями социальными; вторую, по Достоевскому, и четвертую, по Гегелю, - идеальными.64 Каковы же особенности классификации потребностей, предлагаемой автором настоящей книги?

Во-первых, мы полагаем неприемлемыми узкопрофессиональные подходы к классификации потребностей, потому что в силу большой подвижности и взаимопревращаемости ни одна из частных потребностей не может быть закреплена за какой-то одной частной группой, т. е. обладает высокой степенью неопределенности.

Во-вторых, методологически исходной посылкой нашей классификации является концепция человека, изложенная в 1 главе книги и, в частности, виды бытия человека: биологическое, социальное, духовное.

В-третьих, в иерархии потребностей, восходящих по закону возвышения от низшей к высшей потребности в нашей классификации представлена группа потребностей, тормозящих развитие разумных потребностей и развитие личности. Это - извращенные потребности. Они занимают особое место в общей классификации потребностей. Ни в одной из существующих ныне классификаций, извращенные потребности не обозначены.

В соответствии с изложенными принципами можно выделить следующие большие группы потребностей:

1. Базовые потребности: это всеобщие потребности, присущие всем людям. К базовым потребностям относятся: биологические, материальные, социальные, духовные потребности.

Внутри базовых потребностей можно обнаружить много их модификаций, дополнительных характеристик. Такие потребности являются конкретизацией базовой потребности, характеризуют ту или иную сторону ее проявления и могут быть названы особенными или дополнительными потребностями. Так, в биологических потребностях можно выделить антропологические потребности, основанием для их выделения являются различия людей по полу (сексуальные потребности), по возрасту, по принадлежности к расе, к этнической общности и пр.

Внутри материальных потребностей можно выделить бытовые потребности - потребности комфорта жилья, транспортных средств, безопасности. Среди социальных потребностей можно выделить потребность в самоидентификации личности, потребность в защите прав и достоинств личности и т. п.

Следующим основанием для выделения больших групп потребностей является разделение потребностей по их социально-гуманистической ориентации (ценности). Это будет группа ценностно-ориентированных потребностей. По этому основанию можно выделить разумные и неразумные (извращенные) потребности, истинные и ложные, прогрессивные и регрессивные.

Не пытаясь втиснуть все человеческие потребности в прокрустово ложе схем и комплексов, обратимся к характеристике названных здесь групп потребностей.

 

Биологические (естественные) потребности

Это всеобщие первичные потребности жизнедеятельности организма, нормального функционирования человеческого тела: потребности питания и выделения, потребности расширения жизненного пространства, деторождения (воспроизводство рода), потребность физического развития, здоровья, общения с природой.

Подчиняясь зову своей природы, человек побуждается к действиям, направленным на немедленное удовлетворение биологических потребностей. Естественные потребности - это проявления того инстинкта жизни, которые свойственны человеку так же, как и всему роду животных.

"Человек есть животное homo naturalis, - писал Макс Шелер. - Он, таким образом, не выделился из животного мира, а был животным, есть животное, и вечно будет животным".65 Но весь парадокс заключается в том, что, оставаясь животным, человек становится человеком в меру преодоления своей животности. Тот же самый Шелер и еще ранее Августин Блаженный пытались создать теорию преодоления человеком своей животности. В силу господства души над телом, человек, по Августину, вырван из природы и поставлен над ней. Но в практической жизни тело довлеет над душой человека: его разум подсказывает лучшие поступки, но он следует худшему, впадает в грех. В силу двойственности своей природы человек думает как ангел, но поступает как животное. В качестве средства преодоления своей животности Августин утверждал приоритет воли над разумом, выступив впервые в истории философии с позиции ярко выраженного волюнтаризма.

Биологические потребности человека, оставаясь биологическими по своей сущности, тогда становятся подлинно человеческими, когда они опосредуются условиями общественного бытия, детерминируются достигнутым уровнем культуры. "Голод есть голод, - писал Маркс, -однако голод, который утоляется вареным мясом, поедаемым с помощью ножа и вилки, - это иной голод, чем тот, при котором проглатывают сырое мясо, с помощью рук, ногтей и зубов".66

В "Экономическо-философских рукописях 1844 г." Маркс показал, что природное отношение мужчины к женщине становится человеческим отношением лишь при условии, что оно освобождается от давления грубых физиологических потребностей и становится общественным отношением. В отношении мужчины к женщине, по Марксу, "обнаруживается, в какой мере естественное поведение человека становится человеческим или в какой мере человеческая сущность стала для него естественной сущностью, в какой мере его человеческая природа стала для него природой".67 С этих высказываний Маркса следует вывод, что биологические потребности человека выражают его природу, но не его сущность и могут быть правильно поняты через призму его социально-деятельной сущности. В этом ракурсе следует рассматривать и потребность человека в общении с окружающей природой.

В человеке заложена генетическая неистребимая потребность следовать вечному зову своего естества, зову окружающей природы. Вместе с тем, гармония человека с природой (внутренней и внешней) как самоцель - кратковременная ситуация мятежного человеческого духа, не терпящего продолжительного состояния покоя, душевного удовлетворения.

Быть в слитности с естественным и растительным, и животным миром, со своими биологическими потребностями - желание преходящее, временное, не суть выражение свободы личности, а если оно и продолжительно, то отягощено сознанием своей несвободы. Ибо мир природы - это не мир человека, он может стать таковым лишь при условии, что человек организует этот мир по-своему, преобразовав его по законам человеческой деятельности.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод: человека удовлетворяет только такое общение с природой, при котором остаются следы его самоутверждения в природе, То есть удовлетворяет не девственная, а измененная природа. Пассивное, созерцательное отношение к природе воспринимается человеком лишь как временная пауза вечно бытийствующей деятельной сущности.

 

Материальные потребности

Материальными мы называем потребности в средствах и условиях удовлетворения биологических, социальных и духовных потребностей.

Среди многообразия этих потребностей Маркс выделял три потребности: в пище, жилище и одежде. Норма материальных потребностей определяется существующим в стране уровнем развития материального производства, наличием в нем природных ресурсов, положением человека в обществе, видом деятельности. Одна норма для шахтера, другая - для предпринимателя и бизнесмена, третья - для ученого и государственного деятеля и т. д. Норма материальных потребностей должна обеспечить каждой личности нормальные условия ее трудовой и иной деятельности, комфорт быта и транспорта, отдыха и восстановления здоровья, условия физического и интеллектуального развития. Все вместе взятые материальные потребности и способы их удовлетворения определяют уровень жизни человека.

Следует подчеркнуть, что материальные потребности не безграничны. Они количественно определены для каждой страны, каждого региона и каждой семьи и выражаются в таких понятиях, как "продовольственная корзина", "прожиточный минимум" и др.

Во всех случаях существует верхняя и нижняя планка удовлетворения материальных потребностей. Так, прожиточный минимум в России в 1996 г. равнялся примерно 600 тыс. рублей в месяц на одного человека. Эта цифра варьировалась в различных регионах России от 1 млн. рублей в месяц до 280 тыс. руб. в зависимости от климатических зон и экономических условий регионов, от уровня инфляции и др. В Москве прожиточный уровень в начале 1998 г. составлял 800 рублей на человека, в 1999 г - 1800 рублей, т. е. повысился более, чем в 2 раза за один год.

А как обстоит дело с прожиточным минимумом в обществе "массового потребления", в частности, в США?

Годовой доход в бедной американской семье на душу 33 тыс. долларов в год или 280 долларов в месяц. Но там по сравнению с Россией выше и расходы. Налоги в американской семье составляют примерно 10% дохода, плата за жилье 180-250 долларов в месяц - примерно 40% дохода, выплата кредитов 90 долларов в месяц - 20% дохода. Поездка на метро в один конец - 1 доллар 10 центов, в автобусе - от 60 центов до 3 долларов, на питание - 30 долларов на человека в месяц (такую сумму американец тратит на стрижку любимой собаки), хлеб 1 кг. - 1 доллар 95 центов, говядина 1 кг. - 9 долларов, молоко - 60 центов за 1 литр и т.д.

Следует отметить, что американский доллар значительно дороже в России, чем в США. Так, при стоимости оного доллара в России 24 рубля нам бы пришлось платить за 1 кг. говядины 9Х24 = 216 рублей, но мы все-таки платим меньше. Преодоление низшей планки уровня жизни превращает человека в нищего, в изгоя общества, преодоление высшей планки превращает человека в жирного кота, лишенного способности социальной ориентации, для него накопление материальных ценностей - жилья, денег, мебели, одежды, недвижимого имущества - превращается в самоцель и смысл жизни. Наиболее мерзким проявлением этой тенденции смысла жизни является алчность -когда во имя увеличения собственности человек готов совершить любое преступление.

Увеличение численности двух противоположных слоев общества - бедных и богатых - признак несправедливости общественного строя. По данным ЮНЕСКО сегодня в мире существует 400 млн. ожиревших от пресыщения материальными благами и 500 млн. человек голодающих. Ни один сознательный человек не должен оставаться равнодушным к этой несправедливости.

Но что такое богатство и какую роль оно должно играть в определении смысла жизни?

Принято считать, что богатство всегда представляет вещную, легко отчуждаемую от человека форму, цель материального производства, овеществленный результат от деятельности. Но такое представление о богатстве не исчерпывает его содержания и может ввести в заблуждение при определении его роли в образе жизни. А эта роль в зависимости от того, понималось ли богатство как самоцель в жизни или как средство более возвышенной деятельности в различных общественно-экономических формациях изменялось, обретая новое звучание. Исследуя этот вопрос в "Экономических рукописях 1858-1859 г.", Маркс отмечал, что в древнем обществе богатство не является самоцелью, исследовался всегда вопрос, какая форма собственности обеспечивает государству наилучших граждан. Богатство как самоцель выступает лишь у немногих торговых народов (у евреев средневекового общества). Поэтому древнее воззрение, согласно которому человек всегда выступает как цель производства, кажется куда возвышеннее по сравнению с современным миром, где производство выступает как цель человека, а богатство как цель производства.

И далее Маркс дает расширительную глубоко гуманистическую трактовку богатства. "На самом же деле, если отбросить ограниченную буржуазную форму... чем иным является богатство, как не полным развитием господства человека над силами природы, т. е. как над силами так называемой "природы", так и над силами его собственной природы?

Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествовавшего исторического развития, делающего самоцелью эту целостность развития, т. е. развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу".68

Из сказанного выше можно делать вывод: вещественное богатство (продукты питания, жилища, одежда, деньги, автомобиль, средства связи и информации и др.) тогда являются гуманистической ценностью, когда они рассматриваются как средство всестороннего гармонического развития личности, но не как самоцель. По сравнению с вещественным богатством как самоцелью и смыслом жизни, всестороннее развитие личности имеет то преимущество, что оно неотчуждаемо и как таковое может быть использовано в различных изменяющихся обстоятельствах без ущерба престижу личности в обществе. Наоборот, неразвитость индивида, односторонняя профессиональная специализация может оказаться невостребованной на поворотных этапах общественного развития.

Вместе с тем, накопительство богатства как самоцель заслуживает упрека лишь в том случае, когда оно происходит на фоне прогрессирующего обнищания окружающих людей или с использованием наемного труда. Тут уместна поговорка: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Такого человека можно пожалеть, но уважать -вряд ли.

 

[ 2002 ]