lib.vvsu.ru/books Название: Семиотика
Автор: Степанов Ю.С., редактор:
winkoilat 
ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ

ОБЛОЖКА
ПРЕДИСЛОВИЕ
1 ФАКТЫ И ПЕРВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ
2 НАПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ СЕМИОТИКЕ
3 ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ СЕМИОТИКИ
ПРИМЕЧАНИЯ

4 Абстрактная семиотика

В соответствии со сказанным в предыдущем разделе мы определяем абстрактную семиотику как абстрактную теорию знаковых систем (любых, а не только языка или языкоподобных). Ее предмет – общие языковые отношения, затем – правила эквивалентности знаков, правила построения сложных знаков, правила введения новых знаков с помощью имеющихся знаков и т. д. Эта теория сама есть знаковая система, семиотика в первом смысле слова (см. прим. 54).

Абстрактная семиотика есть алгебра языка. И она может существовать в науке в различных вариантах, иными словами, возможны многие алгебры языка, в зависимости от способа построения теории и в зависимости – это особенно важно подчеркнуть – от того, из какого понимания естественного языка исходил исследователь, какова была в его понимании система естественного языка.

Наиболее полно абстрактная семиотика представлена в настоящее время в работах Рудольфа Карнапа, например в книге «Логический синтаксис языка» («Logische Syntax der Sprache», 1934; англ. авторизованный перевод, 1937). Но эта система является, no-видимому, не лучшей для построения полной абстрактной теории знаковых систем, так как она ориентирована на логику.

Другой широко известный вариант алгебры языка представил датский лингвист Луи Ельмслев в ряде работ, в особенности в «Пролегоменах к теории языка» (1943г., русский перевод 1960 г.) 53. Его система лучше, чем система Карнапа, отвечает задаче построения абстрактной теории знаковых систем, потому что ориентирована не на логику, а на язык, язык же послужил и ее исходной точкой.

Если последовательно обобщить (формализовать) те представления о системе языка, которые изложены выше, в разделе «Лингвосемиотика», то получится еще иной вариант алгебры языка, абстрактной теории знаковых систем.

Примером того, как происходит такое обобщение, может служить следующее. Мы видели в разделе «Лингвосемиотика», что синонимические отношения могут быть как симметричными, так и несимметричными, однонаправленными. Отношения порождения, или актуальной деривации между вариантами, как фонем, так и морфем и значений слов, также являются однонаправленными отношениями. Те и другие могут быть обобщены в виде отношения «детерминации». Таким образом, детерминация оказывается одним из самых общих языковых отношений. Формула детерминации такова: «Если А, то В», то есть элемент А непременно требует элемента В, обратное же, наличие элемента В ничего не говорит о наличии А. В синтагматике примером детерминации оказывается русский предложный падеж (элемент А) в сочетании с предлогом (элемент В): предложный падеж никогда не может быть употреблен без предлога (об отце, в лесу}, но предлог может быть употреблен без предложного падежа (например, с винительным падежом удариться о камень, пойти в лес). В парадигматике детерминацию можно иллюстрировать зависимостью между фонемами «т», «ц», «с». Во всех языках, где имеются фонемы «т» (t) и «ц» (ts) (обе вместе они составляют член А в формуле: «Если А, то В.»), должна быть и фонема «с» (s) (член В в этой формуле), обратное же не обязательно. Так, в русском ость «т», «ц» и, следовательно, «с»; во французском есть «t» и «s», но нет «ts».

Отношения детерминации, интердепенденции и констелляции могут быть представлены каждое как комбинация двух более общих и более элементарных зависимостей транзитивности и симметричности: детерминация есть транзитивность и несимметричность, интердепендеция – транзитивность и симметричность, констелляция – нетранзитивность и симметричность. Последовательное выявление системы абстрактных языковых отношений создает особый вариант «алгебры языка». В зависимости от того, как понимаются транзитивность и симметричность – как свойства абстрактных объектов или как отношения между абстрактными объектами, – алгебра языка принимает форму соответственно либо логики классов, либо исчисления предикатов. Первая система алгебры языка соответствует также тому, что за исходный аспект описания принимается парадигматика языка, вторая – синтагматика языка.

Алгебра, или логика, языка имеет существенные расхождения со всеми существующими вариантами логик. В парадигматике, например, значение слова дядя в русском языке включает противоречащие признаки (в 4-м разряде, см. выше): «брат отца или матери» – признак кровного родства, «муж тетки» – признак некровного родства; в терминах Булевой алгебры инвариант значения дядя (см. выше, стр. 54) (если а, b, с, d, e – соответственно классификационные признаки: а) мужской пол, Ь) поколение родителей, с) линия родства боковая, d) родство кровное, e) родство некровное) принимает такой вид: a.b.c.[(dVe).(d.e.) ], а в алгебре языка – иной вид, только: а.Ъ.с., при исключении обоих противоречащих признаков. Это одно из самых общих свойств языковых отношений, делающих возможным, в частности, употребление одной парадигматической единицы в частично взаимоисключающих положениях в синтагматике без дополнительных обозначений, оно называется нейтрализацией признаков. В синтагматике языка: партитивность (часть целого представляется как не подчиненное, а равноправное целому, например, латин. extremi digites буквально «последние пальцы», т. е. кончики пальцев); эргативность (когда определяющим в предложении является падеж объекта, а не субъекта. Например, в эскимосском языке в предложении типа аг  нак укиник у – к насяпра – мът буквально «женщина шьет шапкой (занята шитьем шапки) » подлежащее ставится в абсолютном падеже, что зависит от оформления объекта как косвенного дополнения; в предложении же типа агна-м укини-ка шсяп-рак буквально «женщина шьет – она – ее – шапку» подлежащее ставится в относительном падеже, что зависит от формы объекта – прямого дополнения; в последнем случае отмечается активность субъекта в действии) 53а.

Поскольку абстрактных семиотик может быть много, то можно представить себе и такую, еще более абстрактную семиотику, которая описывала бы лишь те отношения, которые являются общими для каждой из абстрактных семиотик. Это будет какая-либо, возможно неизвестная еще, разновидность символической (математической) логики. Л. Ельмслев первым сделал важный шаг и на этом пути. Но в настоящее время эта задача еще далека от разрешения54.

Различные иные варианты абстрактных семиотик, во многом восходящие к идеям либо Р. Карнапа, либо Л. Ельмслева, представили советские ученые А. А. Зиновьев (1963) и В. В. Мартынов (1966).

(Другие особенности абстрактной семиотики рассматриваются ниже, в разделах III, 2, 3, 5, 7 и прим. к ним.)

5 Общая семиотика

Предметом общей семиотики является сравнение, сопоставление и обобщение результатов частных семиотик; рассмотрение того, как абстрактные языковые отношения проявляются в различных знаковых системах; формулирование выясняющихся при этом общих семиотических законов; разрешение гносеологических вопросов и т. д.

Естественно поэтому, что общая семиотика сама не может быть знаковой системой, семиотикой в первом смысле слова, но включает в себя как свое ядро и центр лингвосемиотику и весь круг частных семиотик, из которых абстрактная семиотика, пожалуй, выделяется тем, что служит орудием формализации тех данных общей семиотики, которые можно формализовать.

Настоящая книга, взятая в целом, и есть опыт изложения общей семиотики. Поэтому все, что следует в ней сказать дальше об общей семиотике, и составляет просто следующий раздел.

3 ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ СЕМИОТИКИ

В этой главе излагаются некоторые основные закономерности знаковых систем, включая и закономерности науки о них, семиотики, которая в некоторой части сама есть знаковая система. Законами же эти закономерности можно назвать в том смысле, что они наблюдены, зарегистрированы и проверены на более или менее длинном ряде фактов. Некоторые из этих законов широко известны (и излагались и на предыдущих страницах, но здесь все же целесообразно их повторить в сжатой формулировке); другие известны менее; наконец, тот или иной, возможно, формулируется впервые.

Законы семиотики с самого ее возникновения в виде отдельной науки распределялись по трем ее разделам, которым один из ее основателей, Ч. Моррис, дал следующие названия: синтактика–изучающая отношения между знаками; семантика–изучающая отношения между знаками и обозначаемым предметом; прагматика – изучающая отношения между знаком и человеком. Членение на три раздела восходит к разделению наук еще в средневековье (см. I, 2) и сохраняется в семиотике и теперь1. Но содержание каждого раздела существенно расширилось в связи с тем, что появились частные, конкретные семиотики, тогда как Ч. Моррис устанавливал свое деление применительно к абстрактной семиотике, которая одна только и была достаточно развита в его время. Теперь соотношение частных семиотик с указанными частями общей семиотики, с одной стороны, таково: 1) биосемиотика, изучающая вопрос, каким образом в процессе эволюции нечто стало значить нечто, более отвечает семантике; 2) энтосемиотика – прагматике; 3) абстрактная семиотика – синтактико (подробнее см. Прим. 54 к гл. II). Лингвосемиотика отвечает всем

трем частям, так как она сама и есть прообраз общей семиотики. Но это скорее исторические соответствия. Самая же суть общей семиотики заключается в том, что она рассматривает общие законы, черпая материал для обобщений в разных частных семиотиках. Важнее подчеркнуть эту сторону в семиотических законах. Мы разделим их на три группы: а) объективные законы устройства знаковых систем (синтактика); б) законы, зависящие от позиции наблюдателя (прагматика); в) законы смысла (семантика). Эта классификация, конечно, условна и относительна. Если какой-нибудь закон можно отнести и к тому и к другому разделу, он отнесен к первому по порядку. Каждый закон иллюстрируется более или менее развернутым очерком.

А ОБЪЕКТИВНЫЕ ЗАКОНЫ (СИНТАКТИКА)

1 Знаковая система. Гамма типов

Знаковая система есть материальный посредник, служащий обмену информацией между двумя другими материальными системами.

Поскольку мы так определили знаковую систему, не требуется никакого первоначального определения знака, которое предшествовало бы определению системы. Напротив, знак в дальнейшем определяется как нечто выделяющееся из системы2. (Об определении знака см. закон 2.) Но зато определение знаковой системы как материального посредника требует всякий раз сразу указывать ту более широкую материальную систему, в которую как звено-посредник включается данная знаковая система. Перебряв достаточно большое количество таких систем, мы опытным путем убеждаемся в том, что их можно расположить в определенной последовательности. Можно было бы считать, что эта последовательность, «гамма», составляет особый закон семиотики. Но из практических соображений, потому что характер материального посредника только и разъясняется полностью указанием этой гаммы, можно давать констатацию этого факта в рамках 1-го закона.

 

Основные типы знаковых систем, расположенные по степени нарастания семиотических свойств

Тип

Пример и в каком разделе рассмотрен

Семиотическое название

Семиотические свойства

I

След на камне от удара о другой камень (II, 1)

Внутреннее состояние отражения

След на камне хранит информацию об ударе, но этот след есть

часть камня; знак не обладает свойством отдельности,

система-посредник не выделима из двух систем, между

которыми она посредник.

Изгиб растения хранит информацию о воздействии луча света,

этот знак есть часть растения, по свойства отдельности знака

нарастают: до падения луча изгиб был иным; знак необходим

для существования растения (биологически релевантен);

система-посредниц не выделима; означающее знака и о

значаемое им одно и то же (тождественные друг другу).

 

Знак полностью биологически релевантен,

но означаемое и означающее не тождественны;

система-посредник выделима.

 

 

Знак биологически релевантен;

означающее и означаемое нетождественны; знак выделим,

выделима и вся система-посредник, ее можно смоделировать

 в обобщенной форме (в виде этограммы).

 

Знак воздействует физически, но биологически нерелевантен

(не важен для существования организмов); знак выделим

не всегда (например: «Все поведение его выражало неприязнь»),

 система также; означаемое и означающее не тождественны,

но подобны друг другу.

Знак выделим не всегда, система также;

означаемое и означающее уже не всегда подобны.

 

 

 

 

Означаемое – неявный уровень психики, поэтому знак,

как и в предыдущем типе, выражает внутреннее состояние

самого говорящего (оно – означаемое), означаемое и

означающее не подобны друг другу, но принадлежат

одной системе (одному и тому же организму).

 

Означаемое знака (слова) есть предмет объективного мира

(называемый «денотат»), означающее принадлежит

субъекту; знак не обладает абсолютной выдс-лимостью,

хотя и хорошо выделим.

Означаемое и означающее сближаются: означаемое – общие

отношения в системе языка, а означающее (запись) – форма

этих отношений; знак абсолютно выделим.

Означаемое и означающее совпадают, возникает

иллюзия того, что символическая логика не имеет плана

содержания (см. прим. 54, к разделу II, 4).

II

Растение поворачивается под влиянием света (II, 1)

Тропизм

III

В семействе пчел: распределение капелек жидкости с поверхности тела пчелы-матки .(II, 1)

Физиологическая система связи

IV

Раздувание брюшка у рыбы-колюшки; порхания бабочки-перламутровки (II, 1)

Этограмма

V

Действия, жесты и позы человека, такие, как подталкивание–знак удалиться (стр. 67, 108)

Паралингвистика

VI

Действия, жесты и позы человека, такие, как культовый танец; манера сидеть; расстановка мебели (I, II, 2)

Неявный уровень материальной культуры

VII

Эмоциональная интонация, неосознанный отбор слов, неосознанная стилистика речи (стр. 21, 92)

Неявный уровень языка; коннотативный уровень языка

VIII

Обычная устная и письменная речь (II, 3)

Денотативный уровень языка

IX

Формальное описание обычной устной и письменной речи (II, 3)

Структурный уровень языка

X

Символическая (математическая) логика (II, 4; «Примечания»)

Абстрактная семиотика

Итак, знаковые системы в совокупности образуют непрерывный ряд явлений в объективной действительности, континуум. Человек (наблюдатель) членит этот ряд (см. закон 6). В наиболее грубой, обобщенной форме эта классификация существует уже в самом разделении семиотик (био-, этно-, лингво- и т. д.). Для более полной и точной классификации необходимо учитывать различные ступени знаковости, наблюдаемые в пределах каждой из семиотик. Наиболее объективна классификация по типу «гаммы», или «спектра» (см. таблицу на стр. 82–83).

После введения классификации по принципу гаммы («градуальной классификации») можно до некоторой степени, если не определить, то разъяснить понятие «информация», которое входит в определение знаковой системы.

Информация всегда есть энергия меньшая, чем та энергия, которая необходима для вещественного существования указанных материальных систем. И это видно из того, как информация постепенно вычленяется из общего объема биологически существенной (биологической релевантной) энергии (см. таблицу на стр. 82–83).

Энергетические затраты на существование самой знаковой системы пропорциональны энергетическому объему передаваемой ею информации. Чем более высоко организована знаковая система, тем меньшую часть общей энергии составляет передаваемая ею информация и тем меньше энергия, необходимая для существования самой знаковой системы. В предельном низшем случае информация стремится к общему количеству энергии, обмениваемой между двумя материальными системами, а знаковая система – посредник – стремится при этом слиться с самими материальными системами (пример: физические взаимодействия в смысле С. И. Вавилова и Т. Павлова, см. тип I в таблице).

Наиболее четко информация отличается от общей энергии в самонастраивающихся системах (растение, животное, человек, электронная машина), т. е. в среднем диапазоне (пример: переходный случай от физического взаимодействия, явление знака и значения по Я. фон Ик-сюолю; Этограммы, см. II, 1).

В предельном высшем случае энергия, слитая с информацией, стремится к нулю, а знаковая система – к максимальному отличию от материальных систем, посредником между которыми она является (пример: символическая логика, абстрактная семиотика, см. II, 4, 5) 3.

При градуальной классификации выясняется и еще одна важная сквозная линия. Если взять естественный человеческий язык, «просто язык», мерой семиотических языковых свойств, то, накладывая VIII рубрику шкалы на разные другие рубрики, передвигая ее по шкале классификации, мы должны будем сказать, что свойства языка последовательно возникают на ступенях эволюции. По отношению к каждой отдельной ступени имеет смысл не только вопрос «язык это или не язык?»–т. е. полностью или неполностью совпадают свойства данного явления со свойствами языка, но и вопрос: «насколько это язык? » – т. е. до какой степени совпадают свойства данного явления со свойствами языка4.

Но язык человека является не просто удобной меркой, он – естественная мерка оценки знаковых систем. Сам по себе тот факт, что это «естественно», тоже есть один из законов семиотики (см. законы 6, 9).

Что касается знака, то хотя его полное определение и должно следовать ниже, однако дадим здесь его предварительное определение: знаком будем называть всякое состояние знаковой системы в каждый данный момент времени, если это состояние отлично от предыдущего и последующего. Например, изгиб стебля цветка под воздействием солнечного света есть знак, мы отличаем его от положения стебля до этого и после этого.

[ 2002 ]